joomla 1.6

Печать
PDF

Духовно-нравственное состояние семьи в оценках студенческой молодежи

Автор: Т.Н. Селифонова, г. Курск on 02 Июля 2012.

В работе со студенческой молодежью целесообразно, на наш взгляд, знать не только ее «стартовый» интеллектуальный потенциал, выражаю­щийся как в школьных, так и в первых студенческих оценках знаний, но и ту сферу, откуда студент родом. И, прежде всего, его семью, ее духовно-нравственный климат, располагающий молодого человека или нет к плодотворному общению с окружающими, благотворному восприятию получаемой в вузе информации, толерантному отношению к студентам и преподавателям и, наконец, доступности или закрытости личности в учебно-воспитательной работе с ней. Безусловно, жить в обществе и быть вне общества нельзя. Объективно его влияние на человека и прежде всего на формирующуюся личность. Субъективно воздействие семьи.

 

Цель данного исследования состояла в попытке изучения оценки самими студентами духовно-нравственного состояния семьи, в которой они живут. Студентам разных специальностей, разных курсов (1, 3, 5), а значит, разного возраста было предложено ответить на 25 вопросов закрытой анкеты.

Помимо общих вопросов выяснялось, посещают ли родители церковь, есть ли в семье иконы, регулярно ли сами респонденты бывают в церкви, есть ли семейные библиотеки, видеотека, наличие «школьной» литературы, любимые видеофильмы. Студенты должны были назвать театральный спектакль, который они посетили всей семьей, последний фильм в кинотеатре, просмотренный всей семьей. Предлагалось также назвать любимые всеми членами семьи совместные занятия, владение музыкальными инструментами, наличие у респондентов музыкального образования.

Были обозначены и такие вопросы, как «Картины каких художников есть в Вашей семье? Назовите их.», «Кто вас впервые привел в Курскую областную картинную галерею?», «Обедаете ли вы по выходным и праздникам всей семьей?», «Если бы вы могли, то что исправили бы в своей семье?» и т.д. Отвечали на анкету 115 студентов. Не претендуя на полноту составленной анкеты, 100% искренность анкетируемых и абсолютность выводов, авторы проведенного исследования выявили следующее.

По социальному происхождению 52% студентов отнесли себя к служащим, 41% – к рабочим, 5% – к крестьянам и 2% – к предпринимателям. У 87% анкетируемых родители посещают церковь, 10% ответили «нет», «редко» – у 1% студентов, 2% не знают что ответить. На вопрос «Есть ли в семье иконы» утвердительно заявили 98%, отрицательно 2%. При этом 87% студентов отметили нерегулярность личного посещения церкви, 11% регулярно бывают в ней, 1 человек категорически заявил «никогда» и одна девушка заявила «нет, но верующая». Значит, студенты всех возрастов и разного социального происхождения, несмотря на родителей, регулярностью вероисповедания не отличаются. Причины такого состояния нуждаются в дополнительном изучении.

У большинства опрошенных студентов есть домашние семейные библиотеки (61%). У 30% их нет. Однако даже если нет, то изучаемые в школах литературные произведения в наличии дома у 72% студентов. И это на 11% больше имеющих домашние библиотеки. Как видим, семья не равнодушна к школьнику, учитывает его учебные потребности. При этом анкетируемые называют самые разные произведения из списка школьной литературы.

Иное состояние дел с семейными видеотеками. Их больше на 10%, чем семейных библиотек. А именно, 71% вместо 61%. Трудно судить об их содержательной стороне, хотя приводимый разброс видеофильмов довольно широк: от мультфильмов и блокбастеров до шедевров кино­искусства и религиозных фильмов.

Крайне редко, как показывает опрос, практикуется культурный семейный отдых, т.е. семейные походы в театр или кинотеатры. Отметивших положительно эти «акции», соответственно, по 13%. Есть ответы: «хожу с друзьями», «никогда не были», «я не хожу в театр», по одному ответу – «хожу с мамой», «хожу один», «хожу одна».

Примечательно возрастное единодушие в оценке студентами семейного культурного отдыха: от 15 до 22 лет приводят слово «не были». И это при том, что анкетировались из семи студенческих групп 4 группы школьников, т.е. десятиклассников, обучающихся на факультете среднего специального образования, еще, практически, находящихся в семье. Следовательно, в духовной атмосфере семьи не все нормально, если мамы, папы и дети вместе «никогда» и «нигде» не были. И таких ответов 87%. В этой связи обращает на себя внимание один из вопросов анкеты: «Назовите любимые всеми членами семьи совместные занятия». Их перечень довольно обширен. В основном это: смотреть ТВ, готовить, ездить на природу, к бабушке, родственникам, делать генеральную уборку, покупать что-нибудь, находиться на даче, уху варить, ходить в баню, сауну. Но есть и «садоводство», «путешествовать», ходить в бассейн, на фитнес, кататься на коньках, играть в компьютер, играть в футбол. Звучит и сокровенное: чаепитие, ужин, гулять всем вместе, всем вместе отдыхать (2 ответа). И даже: «ругаться», «заводить скандал». Юноша: «не знаю даже, поговорить можем». О том, что любимых совместных семейных занятий нет, заявили из 115 анкетируемых 8 человек, из них – 4 юноши и 4 девушки. Правда, только одному юноше 21 год. Остальным семерым студентам от 15 до 18 лет. Значит, совместные семейные занятия есть. Пусть и не слишком духовной направленности, достаточно стандартные и ординарные, на бытовом уровне. Но анкетируемые ценят это бытовое общение с близкими людьми, если дружно (93 процента опрошенных студентов) назвали, что имеют в этом плане на сегодняшний день.

В большинстве семей (60%) никто не играет на музыкальных инструментах. Но в 40% играют на скрипке, виолончели, аккордеоне, фортепьяно, гитаре, гармошке папы, мамы, братья и сами анкетируемые. Правда, у последних музыкальное образование имеют 17%. Отметим тенденцию – родители владеют музыкальным инструментом, но музы­кального образования детям не дали.

Примерно аналогичная ситуация с художественным воспитанием в семье. В 62% семей анкетируемых студентов «никаких картин нет», у 38%, скорей всего, копии (картины Саврасова, Шишкина и т.д.) или гравюры, или модные сегодня так называемые «гобеленовские картины». Правда, двое юношей-студентов (первый курс) отметили «мои», то есть нарисованы ими самими.

Допускаем определенные погрешности в ответе на данный вопрос анкеты. Но подтверждением, на наш взгляд, обозначенной ситуации является то, что 67% опрошенных студентов никогда не были в Курской областной картинной галерее им. А. Дейнеки. Причем из 38 человек респондентов, побывавших там, 31-го привел школьный учитель (классный руководитель, преподаватель русского языка и литературы, краеведения, куратор); двоих – мамы, троих – папы и двое были «с другом». Участие семьи здесь не просматривается. Вместе с тем, если верить результатам анкеты, студенты знают, сколько их бабушкам и дедушкам лет и если они у них вообще. Положительный ответ с указанием возраста этой категории родственников дали 76% анкетируемых. Вряд ли этот факт достаточен для вывода о внимании младших к старшим, но он обращает на себя внимание, свидетельствуя о связи поколений и их безусловном общении. Подтверж­дением этому в определенной степени, а также состояния семейной атмосферы являются обеды всей семьей по выходным и праздникам. Подтвердили такой факт (традиция ли это – не выяснялось) 84% опрошенных студентов. Стабильно высокий процент ответа дали все анкетируемые студенческие группы. Трое студентов деликатно уточнили, соответственно: «когда у родителей выходной», «иногда», «по праздникам».

Не исключаем, подвергая многое сомнению, что желаемое иногда принимается за действительное. Но даже если это желание – совместные семейные обеды, оно похвально. Похвально, на наш взгляд, и доверие семье. На вопрос «Кому из членов семьи доверяете свои тайны?» ответы разделились: 61% – маме и бабушке, 11% – брату и сестре; 6% – родителям (папе и маме), 2% – папе, «никому» – 20%. Характерно, что юноши доверяют маме, а не отцу. В большинстве своем (67%), анкетируемые знают, что бы они исправили в своей семье. Деликатность обозначенного вопроса и доверительность ответов сдерживают нас в публичном их оглашении. В целом же, усилия респондентов направлены на целостность своей семьи, создание в ней обстановки взаимопонимания («хотела, чтобы папа был более разговорчив», «чтобы папа с мамой не ругались», «чтобы папа и мама жили бы вместе»), здоровье своих родителей, родственников («позаботилась бы о здоровье отца», «дать родителям вместе отдохнуть и поправить их здоровье», «помог бы бабушке стать здоровой»), осознание утраченного («сказал бы отцу, что его люблю (умер)») и т.д.

Налицо взрослость и серьезность семейных проблем еще только вступающих во взрослую жизнь молодых людей. Их груз им уже приходится нести. Подарки «просто так» не дарятся в 37% семей анкетируемых студентов. А вот на вопрос анкеты «Если бы у вас было много денег, то что подарили бы папе на 23 февраля, маме – на 8 марта?» из 115 анкетируемых только двое ответили «не знаю». Остальные 113 студентов дарили бы своим родителям: отцам, преимущественно, «хорошую машину», маме – дом, дачу; обоим – совместный отдых, санаторные путевки, здоровье.

Ничего не жаль для своих родителей – «подарю все, что они захотят», «весь мир», «то, что они хотят», «все, что они пожелают», «маме – 1 миллион роз» и т.д. Но в одном ответе – «папе – совесть».

Как видим, результаты проведенного анкетирования дают повод для раздумий о духовно-нравственном состоянии современной российской семьи. И ее оценки в опросе студенческой молодежи неоднозначны, хотя их вектор, в большей степени, положителен.

По материалам Международной научно-практической конференции "Возрождение духовности в современном мире: взаимодействие Церкви и образования", 26-27 апреля 2012 г.